Люди иногда боятся правды.

Порой, даже футбольной.

Когда я несколько дней назад сказал, что только матч Франция — Хорватия покажет, был ли у сборной России шанс стать чемпионом мира, Боже, что тут началось!

Самое меньшее, в чем меня обвинили, это в бездумном преклонении перед величием России и раздувании культа личности Путина.

А кроме того, по мелочам, меня несколько раз назвали графоманом, столько же раз идиотом, однажды товарищем Межурицким и на закуску — человеком даже хуже Евгения Ихлова.

Последнее я, правда, счел комплиментом.

А что же я такого сказал?

Да так вот, представьте, и сказал: если Хорватия победит, то это будет означать, что у сборной России по футболу был шанс стать чемпионами мира.

И я объяснял, что это значило бы для мира.

И я декларировал, что не хочу победы сборной России.

Далее я говорил, что если победит Франция, это будет означать, что шансов на плохой сценарий, то есть на победу России, не было вообще.

И я не скрывал, что болею за Францию, чем попутно обидел, похоже, весь русский, весь украинский и даже частично ашкеназийский еврейский мир, которые в болении за Хорватию проявили редчайшее для этих миров единодушие.

Нет?

Но Франция победила, а это значит, что шансов у России стать чемпионами мира просто не было, и не потому что я так хотел, а потому что так хотели звезды.

Это победа того, кого надо, и над тем, чем надо.

Да здравствует футбол!

Пётр Межурицкий