Черно-оранжевая лента в офисе "Дождя". Фото: t.me/rusbrief
  • 05-12-2022 (10:28)

Ошибка — или нечто характерное?

Блогосфера о реакции на скандальное высказывание ведущего ТК "Дождь"

update: 05-12-2022 (11:13)

Ведущий ТК "Дождь" (ныне телеканал работает в Латвии) Алексей Коростелев в прямом эфире заявил: "Мы надеемся, что многим военнослужащим [РФ] в том числе мы смогли помочь, например, с оснащением". По всей видимости, речь идет об оговорке, однако — характерной. Коростелев был уволен, но на этом скандал пока что не завершен.

Эль Мюрид:

"Можно сколько угодно говорить о его прозападных и пролиберальных взглядах, но это "в базе" — промедведевский канал, созданный его сторонниками в годы президентства Медведева и продвигавших идею "Медведева — на второй срок". Неудачно. Поэтому "Дождь" нежелателен в России и подозрителен на Западе".

Телеграм-канал "Ваш покорный слуга QR-Кот":

По теме
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

"Жил да был телеканал, созданный для прекрасного будущего. Когда ухо "просвещенного" (и, прямо скажем, слабоватого) "монарха" склонится к словам воспитывающей его прекрасной либеральной интеллигенции. Когда "монарх" начнет проводить реформы. (А то, как сей "монарх", не будучи еще даже номинальным, требовал поступать со своими противниками — как и прочие его великолепные черты… Ну, здесь та самая прекрасная либеральная интеллигенция поступала так, как всегда: глазоньками честными хлоп-хлоп-хлоп — не видим, не слышим, не замечаем.)

Много лет с тех пор утекло. И "монарх" теперь экс — даже и не номинальный. И план прекрасной либеральной интеллигенции провалился с треском, как только могут проваливаться такие гениальные планы. И телеканал уже в иной стране. А вот родовые его черты не делись никуда. Торчат из программ, всплывают в речах ведущих.

Это было маленькое утреннее размышление на тему "Всегда ли нужна журналистская солидарность?" Нет. Все-таки не всегда".

Телеграм-канал ЧТД:

"Канал уже штрафовали за "российский" Крым и "нашу армию" в отношении ВС РФ".

Алина Витухновская:

"ЧЕЛОВЕК ВОЖДЯ

К сожалению, скандал вокруг "Дождя" обнажил то, что и так было очевидно — тусовочку интересуют только свои проблемы, своя успешность и благосостояние. Фактически это паразитарный псевдомедийный слой, который обслуживает систему, но и, естественно, сам себя.

Вторые сутки фб истерит по поводу одного журналиста, забыв о трагедии в Украине. Поэтому я не верю вам, когда вы навязываете обществу чувство вины. Я не верю вам, и когда вы жалеете украинцев. Политика телеканала "Дождь" — это политика сиденья на двух стульях, главным из которых был и остается имперский".

Егор Ершов:

"А вообще "Дождь" имхо прокололся ещё и на том, что при решении о переезде руководствовался реалиями прошлой эпохи.

До эры Z ведь как было, даже после Крыма и Донбасса? В западной части ЕС путинопониматель на путинопонимателе сидел и путинопонимателем погонял. Про всякие "многовекторные" страны уж молчу. Восточная Европа в этом смысле сильно выделялась в лучшую сторону, при этом там не было обстановки какой-то тотальной подозрительности по отношению к каждому обладателю паспорта РФ.

А вот теперь доказывать, что ты не удод, приходится по всей Европе и в Восточной — особенно. Зато риски пребывания в "многовекторных" странах откровенно снизились. Но если люди попроще быстро это прочухали, то "настоящие звёзды" немного зазвездились".

Ева Канторович:

"Дождь создал почту, чтоб принимать сообщения о недостатках российской армии, чтоб помогать российским солдатам воевать. А почту для помощи украинским беженцам не создал.

Я/МЫ ОГОВОРИЛИСЬ".

Телеграм-канал Nexta Live:

"То, что быстро отреагировали, уволили и извинились, а не стали отнекиваться и замалчивать — это плюс. К Екатерине тоже вопросов нет, её слова выглядят искренне. Но странно, что сам Коростелёв не вышел в эфир на "Дожде" в последний раз и не объяснил свои слова.

В любом случае, это ещё раз показывает огромную ответственность СМИ перед зрителями, поскольку в Европе работает институт репутации. Необдуманные слова могут легко разрушить то, что накапливается годами".

Илья Гончаров:

"Дождь накрывает серьёзный моральный и имиджевый кризис, исправить который сможет только добровольная отставка Дзядко".

Телеграм-канал Perceptron:

"Не хочу вступать в дискуссию с защитниками Дождя. Их мнения позицию Латвии не изменят. Изменило бы только международное тележурналистское сообщество. Однако консолидированного мнения в защиту здесь быть не может. Поскольку промах был, и он однозначный. Там же не только эти пара предложений. Там весь эфир Коростелёва вопиет. А раз промах был, то часть всё равно будет держаться позиции "так им и надо", и эта позиция вполне оправдана. Так что придется Дождю еще раз изучить правила поведения хороших русских в странах Балтии. Третьего прощения не получить".

Димитрий Саввин:

"У всей этой дождливой истории есть одна мерзопакостная сторона, о которой мало кто задумывается. А она важна и страшна.

Если "Дождь" достанет латвийские власти, он просто переедет ещё куда-нибудь. Со всеми чадами и домочадцами, уютненько и красивенько.

А вот беженцам из РФ, которые спасаются от реального террора, будет очень непросто убедить латвийское общество, что они — не то же самое, что и дождевики. И что им можно доверять. Этих людей осевшие в Риге "либеральные" журналисты подставляют ОЧЕНЬ сильно.

И почему-то я уверен, что об этом они даже и не подумали. И вообще — никогда не думали..."

Михаил Виноградов:

"Объективно канал, конечно, выступал в роли политической силы. Когда оппозиции нет, а потребность в ней есть, в этой роли в российской истории выступают СМИ. В разных формах в этой роли выступали "Литературная газета", "Московские новости", "Огонек", НТВ, "Дождь" и даже рунет и телеграм.

Ничего плохого в этом нет. Это очень даже неплохо. Особенно когда больше особо некому создавать балансы и противовесы.

Но сами работающие в медиа не прокачивают свои политические силы. Не умеют выстраивать коллективные и коалиционные действия. Не особенно генерируют стратегии.

Недооценивают конкурентные риски и возможности потенциальных недругов. А иногда не умеют обнаружить и обнажить их слабость. Не держат в уме сверхзадачу (или, наоборот, держат — но заведомо утопическую). В результате самопрезентация оказывается важнее результата. Особенно когда начинаются внешнее давление и пространство ежедневного морального выбора.

И в итоге разочаровывают и сторонников, и нейтральных, и самих себя. Оставляя вакуум в обеих нишах — главного альтернативного медиа, определяющего повестку своих и чужих, и главного оппозиционного политического субъекта".

Владислав Иноземцев:

"Дождь смотрел последний раз в 2014 году, так что являюсь человеком далеко отстранённым от самого события. Но есть некоторые замечания "по касательной".

Прежде всего они касаются самих российских оппозиционных медиа, которые в этом году по большей части оказались за рубежом. Они, на мой взгляд, сейчас обречены конкурировать за если и не сужающуюся, то как минимум не растущую группу россиян, большинство из которых никак не влияют на события в России. Их перспектива — превращение в русскую эмигрантскую прессу 1920-х годов; повторение грустной истории столетней давности. Чем раньше это станет понятно, тем меньше будет необоснованных надежд, невиданного снобизма и прочих оснований для внутреннего недовольства и взаимных претензий.

Соответственно условием выживания такой прессы является максимальная включённость в жизнь стран пребывания, а не зацикленность на повестке дня в России, куда их основные акторы никогда не вернутся. Поэтому, мне кажется, главной проблемой является не сама по себе реплика ведущего, а восприятие латвийскими властями "Дождя" как чуждого медиа, отношение к которому есть и будет настороженным (я выступал в Риге в русскоязычных программах латвийского радио и телевидения, и никакой враждебности при этом не чувствовал).

Ещё одним моментом, который я не могу не отметить, является и то место, которое данный инцидент занял в дискуссиях среди моих друзей и коллег. Это место говорит, на мой взгляд, в том числе и о том, что мы сильно переоцениваем собственную роль, будучи не в состоянии перейти из разряда "властителей умов" в прежней России в разряд обычных эмигрантов, которые если и могут быть кому-то интересны, то скорее как эксперты (и то при минимальной объективности), а вовсе не как "агитаторы и пропагандисты". Именно это понижение статуса и вызывает крайнюю напряжённость в отношениях между сами российскими оппозиционерами".

Константин Калачев:

"Про что история с ведущим "Дождя"?
Про ненужность.
Он такой не нужен "Дождю".
"Дождь" такой не нужен Латвии.
Такие оппозиционные СМИ не нужны российскому большинству.
Что делать?
Рефлексировать.
Искать слова.
Искать тех, кто эти слова донесет.
Искать как.
Чего не делать?
Устраивать внутривидовой с*ач на пустом месте.
Хайповать на этом с*аче".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама